пятница, 11 апреля 2014 г.

Ученые степени и репутация: спасение утопающих

(выкладываю широко известную в узких кругах заметку, которую я написал в январе)

«Строить новые структуры поддержки науки и образования необходимо самостоятельно, ничего не дожидаясь от государства»
М.В. Фейгельман

Сейчас настоящие активные ученые при поддержке сетевых фланеров ведут большую важную работу. Разоблачают плагиаторов, пишут открытые письма с призывами к высшим чиновникам, готовят публикации в прессе, занимаются краудфандингом. Это правильно, но никуда не ведет – всем и так все ясно, но по большому счету ничего не меняется.

На мой взгляд, серьезная польза может быть не столько от негативной, сколько от позитивной программы, причем обращаться с ней к верхам особого смысла нет. Просто потому, что в деле восстановления престижа и значимости ученых степеней  полагаться на наше государство неоправданно. Исследователям и тем администраторам, кому важен реальный авторитет как ресурс для развития на мировом уровне, лучше действовать самостоятельно. Это совершенно непривычно для наших ученых, которые, к сожалению, в подавляющем большинстве зациклены на кормящем их государстве – оно во всем виновато, оно всем должно, с ним надо бороться и т.д.

Я сам последние два года работал на Минобрнауки, участвовал в разработке нового положения о «списке ВАК» и многих других документов, так что понятно, что к чиновникам я отношусь гораздо лучше, чем большинство российских ученых (сам я не ученый). Тем не менее, я считаю, что репутацию академических степеней в России надо создавать заново, максимально дистанцируясь от власти. Я очень мрачно оцениваю ситуацию: репутация государственных степеней загублена. Степень по общественным наукам сама по себе без указания диссовета и ведущей организации уже начинает напоминать клеймо. Экспертные советы ВАК полнятся людьми, замешанными в изготовлении подделок на продажу. Во власти и в вузах\НИИ столько остепененных проходимцев, а спрос и предложение на псевдостепени срослись в такой жирный клубок, что тотальное очищение и возврат к какому-то честному (благословенному советскому?) прошлому силами государства невозможны.

Я предлагаю строить рядом новую систему, по возможности используя еще не замаранные и не разложившиеся кусочки старой. Передовой столетний опыт США и других стран показывает: ВАК для защиты вовсе не требуется. Чтобы быстро создать репутацию, нужна общественная профессиональная аккредитация организаций, присваивающих степени. Присваивать их они могут как угодно, безо всяких «списков ВАК» и требований не выходить в туалет во время видеотрансляции защиты, лишь бы результаты и процедуры нравились тем, кто их аккредитовал.

Часто слышны жалобы, что государство, дескать, убило последний оплот демократического самоуправления – РАН. При этом забывают, что управлять можно не только денежными потоками, но и репутацией. Есть ли в нынешней России сила, обладающая должным авторитетом, профессионализмом и возможностями для того, чтобы проводить подобную аккредитацию? Нет. Значит, надо ее создать.

Гарвард аккредитован Региональной ассоциацией вузов Новой Англии. У нас есть Ассоциация ведущих университетов России, ее члены добиваются права присваивать госстепени без ВАК, это неплохая идея, но не думаю, что она ощутимо исправит ситуацию. В составе АВУР есть неоднозначные вузы с неоднозначными факультетами и диссоветами, а сама Ассоциация с самого начала состояла из университетов, так или иначе отобранных Минобрнауки. Это объединение ректоров, а не ученых. Вдобавок АВУР, увы, пока довольно пассивная  организация. С момента создания в 2010 году она ничем не запомнилась и даже не обзавелась сайтом.

Зато есть набирающее силу Общество научных работников, занятое в основном протестами и той самой апелляцией к властям, с которой я начал этот текст. У истоков создания Общества стоял физик Дмитрий Дьяконов – выдающийся ученый, прославившийся своей порядочностью, интеллигентностью и деятельным неравнодушным отношением к судьбе российской науки. Репутация ОНР в моих глазах остается высокой (не уверен в обратном, но это не важно). Я считаю, что Общество достойно большего, чем вечно жаловаться чиновникам на диссертацию Павла Астахова и изредка получать отписки. Оно способно самостоятельно создавать работающие институты развития, например, привлекая замечательный проект «Корпус экспертов».

Есть Совет по науке, который хоть и при Минобрнауки, но независим и весьма неплох. Он накопил массу предложений по экспертизе и подготовил списки экспертов. Их можно использовать неофициально.

Как я вижу все это на практике?

В составе и под эгидой ОНР в содружестве с «Корпусом экспертов», при поддержке прогрессивных журналистов, научной диаспоры и дальновидных администраторов вузов и НИИ создаются аккредитационные комиссии по областям науки. Если эти комиссии будут состоять из ведущих ученых с безупречной репутацией, желающие пройти аккредитацию найдутся. Объектом аккредитации является организация – вуз или НИИ, аккредитация является умеренно платной и выдается по определенным направлениям (например, физика конденсированного состояния или демография) на определенный срок. Как именно она проходит и что требуется – пусть решают члены комиссий, разберутся без меня. Отмечу лишь, что критически важно минимизировать конфликты интересов.

Если аккредитация пройдена, организация заносится в базу на сайте ОНР и получает право указать на своем сайте почетный статус. Все защитившиеся в срок действия аккредитации по соответствующему направлению науки автоматически считаются аккредитованными ОНР, получают соответствующий разработанный организацией диплом и право указывать факт аккредитации своей степени в CV.

Решение о том, трактовать ли аккредитацию просто как дополнение к разрешению ВАК на работу диссовета, или же проводить защиты совершенно обособленно от государства и его требований, принимает организация и сам защищающийся. Смельчаков, решивших отказаться от ВАКовского диплома, сначала будет мало, но, думаю, такие степени будут сразу признаваться на Западе. Внутри страны важна будет поддержка журналистов и грамотный пиар инициативы.

Мне могут возразить: зачем эта аккредитация? Наверное, наши вузы могут и сами создавать репутацию своим пост-ваковским степеням. Вот СПбГУ уже начал, вполне успешно присудил несколько PhD.

Да, согласен, это тоже вариант. Но мы не в той ситуации, чтобы потихоньку, точечно растить новое. Нужно более широкое движение, наполненное энтузиазмом от самоорганизации сообщества. К тому же оба пути в сочетании только выиграют.

И последнее: вероятно, что у руководства Минобрнауки такая инициатива вызовет не стремление задушить (это невозможно), но энтузиазм и даже поддержку. Но допускать их вмешательства в процедуры и требования аккредитации не стоит.

(можно дальше развивать мысль про отдельные профессиональные ассоциации, про аккредитацию не только диссертаций, но и магистратур и т.д., но ­никто не обнимет необъятного)

C момента написания заметки мое отношение к ОНР несколько изменилось. Это все же профсоюз, а не элитная ассоциация профессионалов. Возлагать на него надежду на проактивные действия преждевременно. 

5 комментариев:

  1. Здесь в самом начале делаются две ошибки:
    1. Скандалы со степеней по общественным наукам распостраняются на всех. В математике всё OK, и лучшее, что можно сделать здесь - не мешать. Думаю, то же самое в физике, химии...
    2. Репутационный механизм работает сам, без вмешательства извне. Он работает и сейчас - все знают, где именно человек защитился, и там, где это важно - то это важно и учитывается. Там же, где этот механизм не работал (где важна бумажка, а не дело), он не будет работать и впоследствии.

    Правильнее было бы волевым усилием разобраться с ситуацией там, где есть наибольшие проблемы. Начать с того, что в этих конкретных науках снять ограничения для учёных без докторской степени на вхождение в ЭС ВАК, дис. советы, руководство проектами и пр. Само по себе это проблему не решит, но шаг необходимый.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Эдуард, к сожалению, я слышал несколько иные оценки общей ситуации с кфмн, а также с химией, биологией и прочими разделами hard science.
      Вообще, в статье речь не про вмешательство в работающий репутационный механизм извне, а наоборот, про выход работающего репутационного механизма вовне :)

      Удалить
    2. Иван, примеры с математиками - в студию. Я могу поверить в слабые диссертации в советах где-нибудь в суровой глубинке, но вряд ли тут следует искать что-либо похожее на то, что случилось в Москве с педагогическим госуниверситетом.

      Я тоже не про вмешательство - я о том, что репутационные механизмы существуют сами по себе и не нуждаются ни в каком регулировании. Корнем зла являются не они, а централизованное управление требованиями (для такой-то должности надо быть кандидатом, для такой-то - иметь 20 публикаций и т.д.).

      Понятно, что простая отмена этих требований приведёт к "распилу бабла" в некоторых местах. Поэтому университетам должна быть предоставлена самостоятельность, вся власть в них должна принадлежать ведущим учёным [учёным советам], а деньги они должны получать по заслугам. Правда, этих ведущих учёных сначала туда надо набрать, да... слишком уж большие кадровые потери понесло высшее образование. Но к учёным степеням и всевозможным аккредитациям [те, которые студентам отсрочки от армии дают:) ] всё это имеет мало отношения.

      Удалить
    3. насчет примеров с математиками, если позволите, все же по почте, а не здесь :)

      насчет корня зла в общем согласен, но не очень понимаю, почему бесполезны возникшие внутри сообщества системы самоорганизованной аккредитации - тот же Корпус экспертов, например. Внутри своей узкой области каждый знает крутых и так, но вовне никто почти ничего не понимает, есть серьезный спрос на знаки, печати "настоящего качества" - отсюда вся эта библиометрическая заваруха. но библиометрия работает далеко не везде...

      Удалить