понедельник, 7 августа 2017 г.

Взгляд на нашу науку через призму соло-статей в высокоцитируемых журналах

Соло-статьи (публикации с одним автором) - очень удобный объект для наукометрического анализа. Во-первых, снимается важнейшая проблема оценки сравнительного вклада соавторов. Во-вторях, сильно упрощается анализ аффилиаций, т.е. указанных в статьях мест работы: наиболее известная наукометрическая база Web of Science, которой я воспользовался при подготовке этой заметки, начала индексировать связи авторов и аффилиаций в статьях только с 2009 года, а для более ранних статей невозможно было понять, к какому автору относится та или иная аффилиация.

Естественно, все это дается дорогой ценой: в современной науке работа без соавторов - штука совсем нетипичная и в общем уходит в прошлое, а распределение соотвующих статей по тематикам крайне неравномерно, многие вещи в одиночку просто не сделать. Но тем не менее взглянуть на соло-статьи очень любопытно, особенно на аффилиации. И про утечку\миграцию кое-что увидим, и про рост среднего числа аффилиаций на человека, и про переток из РАН в вузы. Но обо всем по порядку.

Я рассмотрел все articles и reviews с российской аффилиацией в высокоцитируемых журналах, под которыми понимаю издания, находящиеся в верхней четверти распределения журналов по значению импакт-фактора в год выхода публикации среди всех журналов в данной предметной области. Если у журнала несколько квартилей из-за попадания в разные тематики, берется максимальный; у подавляющего большинства гуманитарных журналов импакт-факторов и квартилей нет, поэтому они в выборку не попали. Информация о квартилях есть c 1997 года, так что я взял массив 1997-2016 гг.

Все это теперь относительно легко можно сделать с помощью комбинации WoS и InCites - платной аналитической надстройки над WoS, которую я всячески рекомендую. Сразу отмечу, что примерно то же можно делать и в SciVal - аналогичном продукте Elsevier, основанном на Scopus, который я рекомендую не меньше. Правда, в обоих базах есть косяки. Например, в выгруженном из InCites\WoS массиве встречаются статьи, у которых базой проиндексирован только один, обычно первый автор, а на деле их может быть сотня.

Итак, вот общее число соло-публикаций в Q1 с российской аффилиацией и процент от общего числа соло-articles и reviews с российской аффилиацией в журналах, имеющих квартили:

Мы видим, что российские соло-статьи в топовых журналах в последние годы растут "быстрее рынка". Некоторое снижение доли наметилось лишь в прошлом году. Замечу, смещение в Q1 в последние годы в общем характерно не только для соло-статей.

Теперь посмотрим на долю соло-статей в Q1 от общего числа статей России в Q1:



Налицо падение доли соло-статей в два раза. Если поспекулировать, можно заметить, что одна из причин - стало лучше с оборудованием, а вторая - стало, кхм, иначе с управлением (в оценке результативности стала тотально преобладать примитивная наукометрия, а одной и той же статьей могут отчитаться и Вася, и Петя, и герр ректор, главное быть в списке соавторов). Третья причина еще более спекулятивная: наука, говорят, становится все сложнее.

Теперь посмотрим на тематики. Я, честно говоря, думал, что будет тотально рулить математика, где до сих пор часто работают в одиночку, и где позиции России особенно сильны. Но оказалось не совсем так. Забавно, но изначально на первом месте была ровно та самая область, где у нас больше всего коллайдерных статей с тысячами соавторов. Даже журналы у соло-статей и у "братских могил" одни и те же - Phys. Rev. D да JHEP, соответственно главные американский и европейский журналы по физике высоких энергий и частиц. Потом, однако, математика отыграла свое. В определенной мере этому поспособствовал подъем в Q1 нашего самого престижного математического журнала - УМН (еще в 2009 они были в Q4). К слову, добились они этого, ужесточив рецензирование. Есть такой экзотический способ, о котором мало кто знает...

Вот распределение соло-статей в Q1 по тематикам для 1997-1999 (топ-10):


А вот для 2014-2016:


А теперь перейдем к тому, ради чего я это затеял: анализу аффилиаций. Тут уже одним InCites нам не обойтись, надо вручную экспортировать туда-сюда и сводить... Не буду вдаваться в детали, лучше перейду к результатам:

Во-первых, в 19% соло-статей у авторов есть аффилиации не только российских, но и иностранных организаций (США и Германия по 4-4,5%, остальные сильно меньше). Во-вторых, что достаточно важно, этот процент с 1997 г. в общем не меняется. В-третьих, "интернациональные" соло-статьи цитируются гораздо лучше чисто российских (напомню, мы говорим только про статьи в Q1). Естественно, я говорю про нормализованную цитируемость, ибо абсолютные цифры использовать никак нельзя - разные тематики и годы. В распоряжении сразу два варианта нормализации: Category Normalized Citation Impact нормализует на среднюю цитируемость статей того же типа, года и предметной области, а если областей у статьи много, берется среднее. Journal Normalized Citation Impact нормализует на среднюю цитируемость публикаций в том же самом журнале за данный год.


Отрадно, что и у интернациональных, и у чисто российских соло-статей нормализованная цитируемость (в обоих вариантах) с 2008-2009 гг. пошла в рост.

Помимо аффилиаций, по которым ведется учет публикаций организаций в рейтингах и всяческих министерских мониторингах, в статьях есть и другая, не менее интересная информация о месте работы автора - его репринтный адрес (исторически - почтовый адрес, куда можно было написать автору и попросить выслать репринт(копию) статьи). Соответственно, такой адрес c большой долей вероятности указывает реальное местонахождение автора. Например, самая цитируемая (по CNCI) из всех этих семи с половиной тысяч соло-статей в Q1 - знаменитая статья Алексея Китаева про квантовые вычисления, в ней у него аффилиации ИТФ Ландау и Калтеха, а вот адрес указан Калтеха, где он, насколько я знаю, давно и пребывает. То же самое со статьей Дмитрия Свергуна - сидит в Гамбурге, а ставит аффилиацию еще и Института кристаллографии (кстати, он один делал этому возглавляемому известно кем НИИ львиную долю цитируемости). Скорее всего, речь о своеобразном формате поддержки.

Любопытно, что соло-статьи с американским репринтным адресом цитируются существенно больше, чем с немецким, а те, в свою очередь, опережают российские. Но, так как число американских и немецких статей не так много, делать вывод о торжестве американской науки я бы не стал.

Очень важная тенденция последнего времени - рост числа аффилиаций на человека. На соло-статьях это прекрасно видно. Вот трехлетнее скользящее среднее числа аффилиаций на соло-публикацию в q1, сиречь, рост числа мест работы на сильного ученого:


Я это трактую так:

Сначала все начали уезжать, отсюда рост. Да и оставшиеся стали устраиваться в несколько мест, ведь платили мало. Потом уехавшие стали прекращать писать аффилиации России. В 2007-2010, помнится, были серьезные сокращения в РАН, ставки сокращали, уехавших увольняли. Ну а потом начался проект 5-100, с его наплывом иностранцев и перетоком людей из РАН в вузы. Сейчас 4 аффилиации у сильного и бойкого ученого почти норма, 5 уже не удивляют. Так, Владимир Уверский, один из самых известных и цитируемых биологов российского происхождения, ранее выступавший лишь донором родного Пущино, ставит теперь в affiliations два вуза и два НИИ РАН, в числе прочих - King Abdulaziz (немного огорчиться).

Вот как выглядит динамика числа соло-публикаций с аффилиациями РАН и 5-100:



Тут важно а) что рост 5-100 идет вовсе не только за счет РАН, б) что рост этот для соло-статей несколько медленее, чем для статей в Q1 с любым числом соавторов (там вузам проще подключиться к исследованиям).

Если мы наложим на график среднего числа аффилиаций на соло-статью отдельно публикации 5-100, получится совсем показательная картина:



Помиро РАН и 5-100 заметны прежде всего МГУ, СПбГУ, Дубна, ИТЭФ и Курчатник, т.е. без сюрпризов.

TBC... ..or not













Комментариев нет:

Отправить комментарий